«Париж в огне» — культовый фильм, который познакомил мир с дрэг-балами и танцем «вог»

0 0

И поставил под вопросец устоявшиеся представления о гендере

Сейчас с культурой дрэг-балов и танцем «вог» знакомы все. Их мы лицезреем на престижных показах, телешоу и выступлениях знаменитостей. Но постоянно ли так было? Никак. До относительно недавнешнего времени (начала 90-х) все это было в подполье, а участники балов числились маргиналами. Все начало изменяться только с выходом культового документального кинофильма «Париж в огне». Лента режиссера Дженни Ливингстон в первый раз показала жизнь нью-йоркского андеграунда, состоящего из дрэг-квин, транс-персон и геев афроамериканского либо латинского происхождения. Рассказываем все, что необходимо знать о картине, которая в первый раз познакомила нас с изнанкой жизни крупного города — и стала неизменным источником вдохновения для дизайнеров и стилистов.

В начале 90-х о квир-культуре еще гласили не много и неуверенно. В обществе властвовал патриархат, 3-я волна феминизма лишь начинала набирать обороты, а до полного пересмотра гендерной парадигмы, который происходит на данный момент, совершенно еще была целая вечность. Тем не наименее, конкретно тогда эта культура интенсивно развивалась — просто никто этого не лицезрел. В нью-йоркском подполье полным ходом шел реальный расцвет андеграундной клубной жизни. В подвальных помещениях на окраинах городка проходили так именуемые балы. На их собирались те, кого в обыденные ночные клубы не пускали. Да что там: часто они даже не могли отыскать для себя работу, а почти все и совсем жили на улице. Афро- и латиноамериканцы, которые из-за собственной гендерной идентичности и сексапильной ориентации были отвергнуты не лишь широким социумом, но даже своим обществом, пробовали сделать хрупкий мир, живущий по их своим правилам. На их балах не было шикарных фуршетов, симфонического оркестра, кутюрных платьев и знаменитостей и аристократов в числе гостей. Оркестр подменял диджей, кутюр — сделанные своими руками либо приобретенные на крайние средства наряды, а звездных гостей — они сами.

В этом мире они могли получить все, в чем им было отказано в настоящей жизни: признание, рукоплескания, прекрасные наряды. И самое основное — семью. Почти все попадали на балы детьми, опосля того, как их выкинули на произвол судьбы гомофобные и трансфобные предки. В итоге семью им подменяли так именуемые «дома», именуемые на манер именитых Домов моды, которые соединяли воединыжды всех, кто желал участвовать в балах. Позже дома соревновались друг с другом в отведенных категориях, и побеждали те, чьи участники зарабатывали больше всего призов. Номинации были самые различные, но сущность сводилась к одному: в театрализованном представлении на стыке танца и престижного показа необходимо было воплотить тот либо другой образ: предпринимателя, царицы красы, супермодели, богини Афродиты — да кого угодно. Из этих импровизированных дефиле и родился «вог» — танец, который был основан на позах из престижных журналов.

Когда режиссер Дженни Ливингстон выяснила о этом парадоксе, она загорелась мыслью снять о этом кинофильм. Съемки экспериментальной ленты «Париж в огне» (по наименованию 1-го из самых узнаваемых балов) заняли пару лет. Получившаяся картина сразила зрителей наповал консистенцией высоковольтного гламура (участники балов не жалели ни сил, ни средств на свои искрометные образы), отчаяния и надежды. Почти всем героям кинофильма было негде жить, они обязаны были зарабатывать на жизнь проституцией, от их отказались их семьи, а одну из героинь, Винус Экстраваганза, уничтожили на почве трансфобии еще до окончания съемок. Но все эти люди любой денек находили в для себя силы продолжать строить собственный хрупкий мир, где они были главными суперзвездами. Их балы были и эскапизмом, и некоторым методом вернуть социальную справедливость и получить хотимое хотя бы номинально.

Опосля выхода картины начался нелегкий путь боллрум-культуры в мейнстрим. В том же году Мадонна выпустила песню и клип Vogue: в снятом Дэвидом Финчером ролике певица воспевала этот танец, а хореографию для него ставили истинные выходцы из системы дрэг-балов: Хосе Гутьеррес и Луис Камачо, проф танцоры вога. Героев «Парижа в огне» стали звать на телешоу и узнавать на улицах, почти все из их стали проф танцорами и направились в туры со знаменитостями. Но до хотимых славы, богатства и счастья дошли далековато не все. Общество медлительно воспринимало непривычную культуру, а почти всех жителей нью-йоркских окраин выкосила разразившаяся в то время эпидемия СПИДа. Тем не наименее, кинофильм стал не лишь неповторимым документом собственного времени, но к тому же свидетельством того, что люди находят красоту и надежду даже в самых безвыходных ситуациях. И неизменным источником вдохновения для дизайнеров, стилистов и режиссеров. Окончившийся в этом году сериал «Поза» во многом основан на «Париже в огне»: действие происходит на дрэг-балах, почти все герои шоу так либо по другому «списаны» с героев кинофильма, а Дженни Ливингстон выступила консультантом. Эта история вышла уже куда позитивнее: обойдемся без спойлеров, но поверьте, что все завершилось отлично.

Источник: bazaar.ru

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.