Против всех. Джек Лондон и Чармиан Киттредж

0 0

Перед гибелью несгибаемый Джек оборотился в постели и как-то соскользнул в объятия Чармиан: «Товарищ, товарищ, ты всё, что у меня есть, ты крайняя соломинка, за которую я цепляюсь, — единственное, что меня ещё держит в жизни. Ты знаешь это. Я нередко для тебя это гласил. Ты обязана меня осознать. Если ты меня не поймёшь, я пропал. Ты — это всё, что у меня есть».

Отпрыск волка

В первый раз Джек Лондон узрел Клару Чармиан в гостях у ее тети, в весеннюю пору 1900-го года.  Она позже будет вспоминать о собственном воспоминании: огромные, обширно посаженные глаза, прекрасный рот, а основное – чувство некий неописуемой людской чистоты и даже наивности. А ведь  чего же лишь о Джеке не ведали в его 24 года: бродяга, пират, золотоискатель; гласили даже, что был в тюремном заключении и что он член Социалистической партии. И все эти слухи оказались правдой!

Чармиан решила написать рецензию на сборник рассказов Джека «Отпрыск Волка». Прочла рукопись новейшего знакомого и сообразила, что тот интересует ее еще больше, чем она задумывалась.  Потому Чармиан два вечера попорядку игралась ему на рояле — Джек Лондон любил музыку. Демонстрировала ему свою квартиру и удивлялась энтузиазму Джека ко всяким роскошным занятиям. Он гласил, что жалеет, что не умеет плясать, что желал бы отрисовывать и заниматься верховой ездой, а основное – обожающими и голодными очами глядел на книжные полки.

Прости, я женюсь

Они условились повстречаться в последующую субботу, но Джек прислал записку, что в субботу он не сумеет – он женится. Он обтяпал это дельце в три денька: «В субботу вечерком я приступил к сватовству; в пн дело было на мази, и в будущую субботу я женюсь на Бесси Мадерн». Джек рассуждал так: жизнь одна, и нужно жить стремительно, больше успевать. С супругой, задумывался он, у него будет поддержка, и это дозволит ему работать больше и лучше. «А потом у меня обширное сердечко, и я буду чище и здоровее, если на меня будет насажена узда, и меня не будет носить везде, куда бы мне ни захотелось».

Потаенная любовь

Но Чармиан, которая была совсем очарована Джеком, которой в его душе виделся «музей превосходных изделий и редчайших вещей», не собиралась отступать. Через два года она смогла сдружиться с супругой Джека Бесси, стала приходить к ним в гости по четвергам (в другие деньки Джек Лондон работал, а по четвергам в доме собирались друзья). И вот — все как-то поменялось. Писателя преследовали назойливые мысли. Он страшился засыпать в одной комнате с ружьем, чтоб не выстрелить в себя, очнувшись от томного сна. Ему хотелось больше свободы,  что-то его душило.

 А Чармиан Киттредж была уверена, что приземленная Бесси совсем не пара Джеку, что ему нужна таковая же, как он – способная на риск и огромные поступки, другими словами ему нужна она, Чармиан. И Джек скоро начал мыслить так же. Они встречались несколько раз в недельку, потаенно, и писали друг дружке километры ласковых писем… Хорошая Бесси не могла осознать, что происходит, ей в голову не приходило, что происходит. Чармиан – она на 6 лет старше Джека. И совсем не кросотка, и вечно давала поводы для насмешек!

Люблю больше жизни

И Джек снял для себя отдельную квартиру, неподалеку от дома, где остались супруга и детки. Бесси была потрясена сиим поступком: таковой странноватый финт опосля 3-х лет счастливой жизни! Но из гордости не решала совершенно ничего. А он даже крупно поссорился со собственной мамой, которая пробовала возвратить его в лоно семьи, и опосля данной ссоры совсем растерял ориентацию в жизни. Все, даже работа, сделалось казаться непринципиальным.

Лишь любовь имела значение, лишь возлюбленную лицезрел он ясно, все другое расплывалось, меняло очертания и цвета. Он и про деток запамятовал, а про Бесси уж не вспомянула совсем. «По всем законам человечьим мне недозволено было пройти минуя тебя во мрак и тьму. Ты была моя, моя, никто на свете не имел права разлучить нас. И все-же меня разлучили, скверно разлучили с дамой, которую я люблю больше жизни».

Куцее счастье

Позже было полгода одичавшего, неописуемого счастья – как раз такового, за которое позже приходится рассчитываться ночами темных, горьковатых бессонниц, слезами и сожалениями. Но пока ты этого не знаешь, ты безрассудно счастлив и сходишь с мозга от данной радости узнавания: «это она, она, моя половинка!». Здесь, естественно, встревожились друзья Джека: парня нужно выручать! Со всех сторон ему «открывали глаза» на Чармиан – лживая, хитрецкая, и совершенно безобразная, эй, Джек, аллё!

А он гласил, что ему плевать. И на друзей плевать, и на то, что они молвят. — Я люблю Чармиан. Если б даже Чармиан уничтожила собственных родителей, если б она питалась только жареными сиротками, — для меня было бы принципиально то, что она представляет собой на данный момент, то, какой я ее понимаю.

Не будь истеричкой

Время от времени они спорились, и Чармиан начинала рыдать. Джек морщился, морщился, а позже произнес ей: лишь не это. Писатель вырос без отца – отец ушел от его мамы, бросил ее беременной. И было в его жизни всякое, но больше всего он не выносил истерик, притворства, манипуляций и вот этих слез «с целью воздействовать».

В его ранешном детстве, в три года, был таковой момент. Мальчишка отыскал цветок и понес его маме, а она в тот момент была как раз страшно кое-чем расстроена и даже взбешена. Она грубо оттолкнула малыша, и он не мог осознать, что происходит – ведь это самая наилучшая дама в мире, и она гласила, что любит его… В общем, Джек вырос со стойким омерзением к дамским истерикам, и гласил возлюбленной:

— Прошу тебя, если ты любишь меня, не будь истеричкой. Предупреждаю — я буду холоден, жесток, быть может, даже буду глядеть с любопытством.

Я понимаю, гласил он, это обидит тебя. Да и от меня это не зависит. Давай просто без истерик вот этих вот…

Свернем к сеновалу?

Все считали Чармиан безобразной: тонкие, как ниточки, губки, узкие глаза с опущенными веками. Но держалась она, как суперзвезда. В те годы числилось, что работающая женщина – это неблагопристойно, но Чармиан, у которой рано погибли предки, кормила себя сама. Правда, за то, что она высококлассно делала работу секретаря, ей платили копейки – но она управлялась. И она перечитала кучу всего, и мыслила свободно, и в ее библиотеке было много книжек, нелегальных в Оклендской общественной читальне – смелых и вольных.

Она обожала музыку, и стала блистательной пианисткой,  упражняясь на инструменте любой денек в опосля работы. Она много путешествовала, всегда чему-то обучалась и открывала для себя новейшие грани жизни. И она была жив и истинной, нередко смеялась, и сама не страшилась казаться забавнй. Нет, у Джека Лондона просто не было шансов. В один прекрасный момент он признался, что в денек их знакомства подумывал создать ее собственной любовницей. И даже попробовал, но она – без ханжества и притворной оскорбленности – лихо поставила его на пространство.

«Помню, мы двигались рядом на заднем сиденье, и я предложил: "Быть может, свернем к сеновалу?», а ты поглядела мне в глаза, с ухмылкой, но без издевки, без тени жеманства». Он так и не забудет эту ее ухмылку: ни возмущения, ни ужаса, ни удивления! Благодушное, милое, открытое лицо. Чармиан поглядела ему в глаза и просто произнесла: «Не сейчас».

Недолгая несчастная жизнь

Все обещало им счастье, но счастья не вышло. Джек ожидал, что 2-ая супруга родит ему отпрыска – у нее родилась нездоровая девченка, которая погибла некоторое количество дней спустя. Джек как как будто получил индульгенцию на скотство – в таковой стршный разгул он пустился. Чармиан рыдала, упрекала, закатывала те же ненавистные ему истерики.

Им еще много всего пришлось пережить вкупе: Джек уезжал на военным корреспондентом на Российско-Японскую, позже влез в долги, купив ранчо и пытаясь сделать там безупречную ферму; перенес тяжкий творческий кризис и даже обязан был приобрести сюжет – не мог ничего придумать сам…

В 40 лет, 2 ноября 1916 года, он погиб от передозировки морфия, который ему прописали докторы. Никто так и не понимает, было это суицид либо нет. Но перед гибелью он обнял ее и произнес: «Товарищ, товарищ, ты всё, что у меня есть, ты крайняя соломинка, за которую я цепляюсь, — единственное, что меня ещё держит в жизни».

Источник: www.goodhouse.ru

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.