Сергей Сироткин: «Я долго не мог поверить, что я музыкант»

0 0

Интервью с основным лириком российскей инди-сцены — о синдроме самозванца и любви к 1980-м

Группу Sirotkin и ее фронтмена фанаты обожают за почти все: проникновенную, но без излишнего надрыва лирику, за легкий ностальгический флер и постоянно высококачественный звук — ожидаемый итог коллективного перфекционизма. А если и осуждают, то только за отсутствие в дискографии настоящего альбома. Кажется, сама вселенная принудила нас начать разговор с Сергеем конкретно с этого актуального вопросца, ведь интервью с музыкантом пришлось перенести практически из-за «знака выше».

Сергей Сироткин: Я желал бы извиниться за перенос. Молния стукнула в электростанцию недалеко, и в студии фактически на день пропали электричество и Веб. В этот момент мы работали над новенькими песнями — желаем в осеннюю пору выпустить мини-альбом.

HB: Неуж-то вновь EP?

Пока мини-альбомы — самое комфортное из того, что мы знаем. Они дают возможность переключаться меж релизами, мыслить над новенькими звуковыми концепциями и поменять настроение песен, при этом не выбиваясь из сил. Жутко взяться за большенный альбом и, заканчивая последнюю песню, возненавидеть первую. С иной стороны, мы стали резвее писать и меньше колебаться, так что, может быть, когда-нибудь придем к лонгплеям.

Будем ожидать! Почти все, к слову, задумываются, что Sirotkin — это сольный проект. Поведайте про вашу команду.

Группа именуется Sirotkin, поэтому что, когда я начинал писать песни, я писал их один и 1-ый EP, Challenger, выпустил тоже один. Альбом услышал наш клавишник Влад (Владислав Хайдуров — прим. ред.) и предложил мне поиграть что-то вкупе. Мы стали выступать и сообразили, что нам требуется барабанщик, и так равномерно начали расширяться. Сейчас у нас состав из 5 человек, но называемся мы как и раньше робко — Sirotkin.

Вы относительно не так давно решили заниматься лишь музыкальной карьерой — до этого кооперировали творчество с работой в IT. Было жутко абсолютно поменять сферу деятельности?

Все происходило весьма плавненько. Я начинал заниматься музыкой как хобби, но, чем больше было к ней внимания публики, тем яснее я осознавал, что, кроме написания песен, нужно находить каких-либо менеджеров. Собирая даже по меркам инди-групп немаленькие клубы, я работал в кабинете и только года два вспять совсем решил уйти: сначала на IT-фриланс, позже — на сто процентов в музыку. Естественно, жутко утратить доход, средства к существованию, когда ты уже довольно взрослый человек и живешь без помощи других. К тому же, я долго не мог поверить, что я музыкант. У меня нет музыкального образования и на тот момент имелся совершенно маленькой опыт игры на сцене — все это, естественно, воспитывало во мне синдром (совокупность симптомов с общим патогенезом) самозванца, про который все молвят.

Помните момент, когда вы совсем приняли тот факт, что сейчас ваша работа — выходить на сцену?

Как бы обыденно это ни звучало, он был связан с средствами. Когда я сообразил, что главный доход приносит музыка, пришло и понимание того, что я имею право свое время растрачивать только на нее. Работая в студии по 12 часов, трудно относиться к процессу, как к приятному времяпровождению.

К слову про коммерческий нюанс. Sirotkin — все-же «аналоговый» подход к музыке, в то время как славы еще резвее можно достигнуть, записав что-то на чужие биты и назвавшись артистом.

Можно приобрести чужой бит и записать на него классные куплеты, которые всех поразят в самое сердечко, а можно, как мы, аналогово писать на «реальных» гитарах, с «реальными» барабанами, но копируя остальных. Дело не в технике, а в людском отношении. Но недозволено сказать, что есть какие-то святые музыканты, которые задумываются лишь о чистоте самовыражения, а есть те, кто пробует состричь средств. Нет. В хоть какой работе, не лишь в музыке, оба подхода балансируют.

Сейчас, когда вы сможете по 12 часов в день проводить в студии, как устроен ваш рабочий процесс? В частности, процесс напиcания текстов.

Слова в песне возникают не в первую очередь. Поначалу пишется примерная структура с певческими мелодиями, с ритмом, количеством слогов. Если группе она нравится, я начинаю писать текст, но уже будучи ограниченным в настроении и в размере строк. Частично это техно работа: то, что воспринимается, как поэзия — на самом деле конструктор.

То есть решение постоянно принимается коллективно? Случались ли у вас на данной для нас почве ссоры?

Конфликтов буквально не было. Если я сомневаюсь в песне, то просто никому ее не показываю. А вот те выработки, которые доходят до группы, уже прошли определенный фильтр. Я не постоянно уверен в собственном вкусе, потому мне полезно и принципиально получать фидбек. Бывают, естественно, случаи, когда я себе уже все решил и только ищу доказательства. К примеру, думаю: какой хороший припев вышел! И отправляю его кому-то в ожидании похвалы. Когда со мной не согласны, снутри обижаюсь, а позже просто не присылаю этому человеку никаких припевов! (смеется)

Думаю, у всех такое бывало.

Полностью. Когда ты работаешь над песнями один, велик риск замкнуться и спотыкнуться — а делему поделить будет не с кем. Текст — это совершенно самая чувственно накладная часть работы. Потому я пишу урывками по 15−20 минут в денек и приучаю себя больше читать. Художественная литература всех жанров весьма помогает и одномоментно влияет на то, что ты создаешь. За полтора месяца я прочел четыре книжки Стивена Кинга и сходу опосля этого выдумал текст песни про мистику.

Влияла ли на вас таковым же образом чья-то лирика?

Если гласить о исполнителях, то это Земфира, Mujuice, Скриптонит, Савва Розанов («Синекдоха Монток» — прим. ред.). А вот поэзию я пока не сумел полюбить. Хотя, на каждой страничке Пастернака ловлю себя на мысли, что не представляю, как можно такое написать: сложные обороты, игра со смыслами. Чтение его стихотворений — реальная аналитическая работа.

Вы в детстве весьма обожали Майкла Джексона и как-то гласили, что зрительная составляющая творчества для вас постоянно была весьма принципиальна. Какое роль вы принимаете в съемке собственных клипов?

Роль принимаю на 1,5%. Два из 3-х наших клипов снял Олег Трофим. Я всякий раз поражался, как обширно, аллегорически он глядит на наши песни. Когда на площадке я пробовал что-то предложить, он весьма деликатно отвечал: «Серег, у тебя хороший вкус, ты большенный молодец, но снимем мы вот так». Я совершенно не понимаю, как устроены съемки, потому просто делегирую эту ответственность. Но на данный момент у нас лежат два сценария клипов, и, надеюсь, скоро я смогу именовать себя всеполноценным участником процесса. Джексон с его клипами и правда на меня очень воздействовали, так что весьма охото испытать себя и в этом.

Кроме Джексона, какие еще музыкальные воспоминания молодости вы сможете вспомянуть?

Как-то с братом мы пришли на рынок недалеко от дачи, и у меня был выбор меж кассетой Майкла Джексона и Metallica. Наверняка, в зависимости от этого выбора моя музыкальная судьба могла пойти совершенно в другую сторону.

Если бы вы избрали «Металлику»?

Да. Но я избрал Майкла Джексона, и даже в новейших песнях это будет отлично слышно. Мое детство пришлось на начало 90-х, а начало 90-х в Рф — это конец 80-х в Америке. Со мной это время остается навечно. Со мной и с моими ровесниками, которые тоже скучают по 80-м, пишут сценарии и снимают кино про ту эру. На крайнем сольном концерте в Москве мы даже проработали сценические костюмчики: специально для этого ездили со стилистом по секондам и торжественным магазинам, выбирая образы и декор. Темой были южноамериканские киноленты 80-х о выпускных.

Дайте угадаю — опять Стивен Кинг?

Да, «Кэрри» была одним из референсов.

Почему вы решили впритирку заняться сценическими видами?

Все из-за «Августа». Нам показалось, что эта песня — безупречный саундтрек к ностальгическому кинофильму про выпускной, и решили провести презентацию в соответственном стиле. Чтоб не выделяться на фоне декораций, пришлось подобрать образы под стать. Они посодействовали раскрепоститься и по-другому получить наслаждение от выступления. Думаю, мы продолжим эту практику.

В каком стиле вы видите группу? Как одеваются участники Sirotkin?

1980-е нам более близки. И мы желаем далее — и с обложками, и с концертами, и с клипами — углубляться в их.

У вас ведь даже была концертная афиша, стилизованная под постер Stranger Things.

Да, буквально! Супруга заказала постер у одной художницы и подарила нам с группой, а мы решили взять его на афишу. Stranger Things — один из моих возлюбленных телесериалов, даже исходный синтезаторный риф в песне «Выше домов» взят оттуда. Помню, я поглядел пару сезонов и задумался, какая песня подошла бы данной для нас истории.

И в итоге: с кем из артистов — необязательно русских — вы бы записали дуэт?

Мне весьма интересно что-то создать с Региной Диапазон. Я слушал ее еще ребенком, а позже, когда вызнал, что она наша соотечественница, мне сделалось еще увлекательнее. И, естественно, с иными моими возлюбленными музыкантами: Брэндоном Флауэрсом, Томом Йорком, Джеймсом Блэйком, Фрэнком Оушеном.

Символично, что у Регины есть потрясающая композиция Apres Moi на «Февраль. Достать чернил и рыдать».

Мне она тоже весьма нравится!

Источник: bazaar.ru

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.