Так нельзя! Поступки, за которые ребенок вас возненавидит

0 0

Психологи поведали, можно ли избежать подросткового кризиса и почему готовиться к «трудному возрасту» необходимо с самого рождения малыша.

Три года — ребенок еще не смотрится как взрослый, но желает вести себя по-взрослому. В его лексиконе все почаще проскальзывает «я сам». И от того, как ведут себя в переходный период малыша предки, зависит его нрав и самомнение. Но если отыскать подход к трехлетке выходит у большинства мам и пап, то 2-ой «тяжелый возраст», который наступает в 12-14 лет, становится реальным испытанием для всей семьи.

Правда ли эти годы необходимо просто переждать либо, напротив, это время перемен в психике (психика — Субъективный внутренний мир человека, оппосредованный/оппосредующий взаимодействие человека с внешним миром) молодого человека и стоит приложить все усилия, чтоб вот прямо на данный момент сформировывать личность?

Дарья Кузнецова, Психология (наука, изучающая недоступные для внешнего наблюдения структуры и процессы, с целью объяснить поведение человека)

— В психологии это именуется возрастным кризисом, когда выявляются резкие и значительные психические конфигурации личности, развитие приобретает бурный, быстрый, кризисный колер. Происходит резвый рост тела, что добавочно нагружает организм. Появляются трудности в функционировании сердца, легких, кровоснабжении мозга, чувственный фон становится нестабильным. Потому может появляться раздражительность, даже злость, бурные всплески энергии сменяются упадком сил.

Со стороны психологических действий также происходят важные конфигурации.

— Человек взрослеет, а это означает, что ему нужно оторваться от актуальных взглядов родителей, чтоб начать сформировывать свои личные. Этот процесс именуется сепарацией и проходит болезненно как для малыша, так и для родителей, — разъясняет Дарья Кузнецова.

Тяжелый возраст 3 года: дайте свободу и врубитесь в игру

Три года малыш был гордостью родителей, его приводили в пример на детских площадках: какой послушливый ребенок. Вдруг все поменялось — клики, истерики. Психологи считают, что с 3 до 3,5 лет человек переживает 1-ый переходный период. От младенчества к детству. Ребенок уже многому научился, при этом за рекордный, если ассоциировать в целом с действием обучения человека, срок: ходить, гласить, без помощи других есть, играться. Тело малеханького человека изменяется, как и его мышление. Он желает пробовать новое, хотя еще недостаточно отлично сформировывает свои желания, у него нет общественного опыта, потому людей он разделяет на добротных и нехороших. Отличные угадывают его желания, нехорошие не дают конфету и принуждают есть суп.

Олег Долгицкий, Психология (наука, изучающая недоступные для внешнего наблюдения структуры и процессы, с целью объяснить поведение человека)

— За свою жизнь человек переживает большущее количество кризисных периодов, начиная с самого собственного рождения и практически до самой погибели. Гласить, что одни кризисы труднее, можно исходя из убеждений риска. Обычно самыми сложными кризисные периоды можно считать те, что начинаются с младшего подросткового возраста, потому что в этот период ребенок уже может навредить для себя, и окружающим.

В период кризиса нужно помогать ребенку, узнавать о его дилеммах и отношении к ним, выяснять, что он желает и чем ему необходимо посодействовать. Родителям подростков нужно врубаться в кооперацию и в содействие, родителям малеханьких малышей, напротив, задавать направление, — рекомендует Олег Долгицкий.

Этот самый 1-ый переходный возраст нужен для формирования нрава, целеустремленности. Если глушить все запросы малыша, которые он пока научился лишь выдавать через слезы, то можно достигнуть примерного поведения, но при всем этом полной несамостоятельности чада в дальнейшем.

Что созодать?

Отдать свободу. Естественно, смотреть за сохранностью, но разрешить экспериментировать и ошибаться. Не навязывать игрушки и мультики, из которых ребенок вырос. Пусть сам выбирает, чем заниматься, какую футболку надеть, идти на горку либо нет.

Не игнорируйте слезы. Вопль для малыша — метод попросить о помощи либо заявить, что он расстроен, обижен, недоволен. Он еще не может верно сконструировать свои мысли и тем наиболее осознать, что выход из проблемной ситуации весьма обычной. На улице дождик, а он весьма желал гулять и оттого ревет без остановки. Заместо того чтоб флегмантично глядеть на его мучения (а для него это по-настоящему тяжело) либо тем наиболее орать, отыскиваете соглашение: есть зонт и резиновые сапоги.

Договаривайтесь через игру. Мало фантазии — и можно отыскать подход к хоть какому малышу. Обыграть ситуацию с обедом, который он не желает есть, с помощью «говорящей» игрушки, которая пришла к для вас поесть. Либо устройте поиски смачного сокровища, но квест по билетам лишь для тех, кто ляжет спать пораньше.

Не запугивайте. Недозволено грозить, что в случае неповиновения малыша заберет злой дядя либо придет чудище. Это родит лишь ужас перед миром вокруг нас.

Подростковый возраст 12—14 лет: почему детки начинают спорить

До 11 лет мировоззрение малыша = мировоззрение родителя.

— Мать понимает лучше, и я думаю как мать. Критичное мышление в этом случае фактически не работает, это требуется для выживания. Во-1-х, нет смысла спорить с родителем, так как он обеспечивает всю жизнеспособность, во-2-х, психика (Особая сторона жизнедеятельности животных и человека и их взаимодействия с окружающей средой) и организм не готовы к самостоятельной жизни. Но все изменяется к 12 годам. И 1-ое, что вправду нужно создать любому ребенку, — это обесценить мировоззрение и позицию родителя, скинуть его с пьедестала. Само собой, все это сопровождается конфликтами, — разъясняет Дарья Кузнецова.

Ребенок и сам не осознает, что с ним что-то происходит. Просто в один денек мир вокруг изменяется — ему перестает нравится его отражение в зеркале, он замечает, что папа не постоянно бывает прав и что все, чему его учат предки, как-то наивно и устарело.

— Возникают новейшие вопросцы, связанные с духовным ростом и конфигурацией психологического статуса. Возникает рефлексия и глубочайшая неудовлетворенность собой, — гласит Дарья. — Авторитет родителя тает на очах, а что далее? Это достаточно тревожный процесс, и принципиально, чтоб родитель (один из ближайших родственников человека, составляющий основу семьи) отнесся к нему с осознанием и чуткостью.

Не пытайтесь взнуздать малыша и отменить «кризис»

Не спешите завидовать родителям, которые хвастают, что их ребенок тихо пережил собственный переходный возраст и никакого кризиса не было. Они могут делиться секретами — дескать, принципиально было просто загрузить малыша учебой, кружками, в целом не отдать эти два года опамятоваться. Но тяжелый возраст переживают все, просто у неких рванет чуток позднее.

— Кризис настанет в любом случае, не нужно пробовать его избежать. Когда подростковый период проходит гладко, бесконфликтно, то в предстоящем можно столкнуться с 2-мя вариациями протекания «запоздалого кризиса»: наиболее больной и бурный кризис в 17–18 лет либо же затяжная инфантильная позиция, характеризующая человека в период юности и даже в зрелом возрасте, — разъясняет психолог Дарья Кузнецова.

Под переходным возрастом психологи соображают перемены, кризис личности. Но это не означает, что в 12 лет ваша послушливая дочь сбежит ночкой через форточку и станет хиппи. Все зависит от дела членов семьи, если предки держат связь с ребенком, то кризис пройдет относительно гладко. Да, может быть, ссор станет чуток больше, почаще ребенок будет задумчив, может, покажутся интересы, которые вы не одобряете. Основное — не строить стенку, не отдаляться от ребенка, который в это время в особенности раним, да и не напрашиваться.

Дайте ребенку личное место

Предки взрослеющих малышей нередко продолжают нарушать личные границы собственного малыша. Естественно, это созодать недозволено и с детьми. Не желает вас обымать — не заставляйте, просит побыть один — выйдите из комнаты. Но малышу с бесцеремонностью родителей смириться легче: они задумываются, означает, так нужно. Ребенку, у которого в 12 лет в голове буря мыслей, просто нужна временная дистанция от матери и папы. Он не попросту так посиживает один в комнате, в это время он много задумывается про себя, формируется его самооценка. Потому так принципиально, что он услышал о для себя от родителей, друзей, знакомых.

— Принципиально не пропустить начало кризиса, — гласит психолог Дарья Кузнецова. — Как можно ранее обучите малыша самостоятельности, прививайте почтение, ответственность. Как это созодать? Интересоваться его воззрением во всех вопросцах. Весьма принципиально принимать его чувства. Не только лишь светлые и отличные, да и нехорошие. Это дозволит резвее закончиться процессу перехода во взрослую жизнь. Дайте личное место для рефлексии собственных эмоций. Ведь чувства новейшие и сложные, их нужно еще успеть понять. И идеальнее всего это созодать или в компании соратников, или в одиночестве.

Детки, которым воспрещали все, почаще остальных уходят в отрыв

В клуб недозволено. На лавочке посидеть — а с кем? О нет, это нехорошая компания. Родителям трудно совладать с своей тревожностью. Но это, по-честному, лишь их неувязка, а не неувязка малышей. На самом деле все напротив. В подростковом возрасте ребенку почти все воспрещают. Но чем больше запретов, тем меньше доверие в семье, тем поближе денек, когда ребенок «сорвется с поводка». Если запрещаете, мотивируйте свое поведение и постоянно предлагайте кандидатуру.

Недозволено добиваться откровенности

Откровенность малыша — это преимущество, которую необходимо добиваться не когда ребенку ударило 12, а с самого его рождения. Он обязан иметь опыт доверительных дискуссий с вами и знать, что эти беседы не завершаются никогда поучением, фразами «а я гласила» либо «что все-таки созодать сейчас?». Если вы дали положительный опыт откровенных дискуссий, то ребенок сам придет к для вас, когда сделалось плохо. Добиваться явиться на кухню для сурового разговора и ожидать честности от напуганного школьника глупо.

Не откупайтесь вещами от взрослеющего малыша

Почему с детьми сложнее, чем с малеханькими детками? Предки обычно винят во всем природу, свита собственного чада, веб, но не себя. Но если сопоставить, сколько внимания они сами оказывали ребенку, когда он был небольшим, и когда стал старше, — небо и земля.

Иван Сорокин, Психология (наука, изучающая недоступные для внешнего наблюдения структуры и процессы, с целью объяснить поведение человека)

— Я считаю, что переходного возраста совершенно не существует. Это мое убеждение. Когда ребенок небольшой, когда он родился не так давно, ему исполнился год либо два-три года, родитель (один из ближайших родственников человека, составляющий основу семьи) с ребенком находится в весьма тесноватом контакте. Носит его на руках, водит за руку, помогает переодеваться, купаться, чистить зубки, кормит и очень хлопочет о ребенке. Даже в 7 лет ребенок еще не самостоятельный. Его необходимо повстречать из школы, проверить уроки.

А позже ребенку исполняется 10, 11, 12 лет… Происходят физиологические конфигурации. Но этот сложный период совпадает с иным.

— Родитель (один из ближайших родственников человека, составляющий основу семьи) совершенно отключается, отстраняется: «Ну ты уже до школы можешь сам дойти, пищу ты сам можешь для себя приготовить. Уроки ты сам способен выполнить». И ребенок не осознает, почему ранее родитель (один из ближайших родственников человека, составляющий основу семьи) проводил просто 100% собственного времени, спрашивал, как дела, ездил на совместные прогулки, а на данный момент он гласит: «Вот для тебя билет в кино, лишь отстань от меня», — разъясняет Иван Сорокин.

Недочет внимания предки возместят ребенку подарками и средствами. Но жалеют для него самое ценное — свое время.

— Для малыша не так важны ваши заслуги и марка кара, либо какую часть рынка вы захватили со собственной компанией. Но ребенок всю жизнь будет держать в голове, какую часть собственной жизни вы провели вкупе с ним (к примеру, как вы съездили на море, либо сходили вкупе на футбол, либо были в цирке, игрались в лото, собирали пазл и т.д.), — уверен Иван Сорокин.

И это время не обязано быть формальностью — когда идешь с ребенком в парк, но всю прогулку отвечаешь на звонки. Либо когда соглашаешься поиграть в настольную игру, но в это время больше увлечен передачей. Ребенок это все замечает.

— Если мы не будем отключаться от малыша в 12, 13 и даже 14 лет (в это время мы должны еще более посвящать свое время ребенку), тогда никакого переходного возраста не будет. Нет никакого переходного возраста, а есть у малыша кризис, когда он весьма тяжело переживает разрыв с родителем.

Разрыв этот, уверен эксперт, постоянно инициатива самого родителя.

— Потому в обществе это и принято именовать переходным возрастом, когда родитель (один из ближайших родственников человека, составляющий основу семьи) считает, что ребенок уже взрослый, и внимание родителей ему не так необходимо. Это ересь, это неправда. В моей жизни не было «переходного возраста», поэтому что мои предки продолжали проводить время со мной до 20 лет, пока я не уехал жить в иной город. Мы ездили на море вкупе, они продолжали быть моими друзьями. И в некий момент я помню фразу моей матери, когда мне уже было 25 лет: «У Ивана не было переходного возраста. Но мы волнуемся с папой, что он вот-вот должен уже начаться». Это как шуточка. Почему не было у меня переходного возраста? Поэтому что мои предки не ограничивали меня в собственном общении. Не было такового момента, чтоб они взяли и отключились. Потому продолжайте дружить. Продолжайте разговаривать. И ваши детки будут вас любить, — продолжил Иван Сорокин.

Источник: milayaya.ru

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.